Авторизация
 
  • 23:44 – В СК Армении представили новые подробности о гибели военнослужащего-контрактника 
  • 23:24 – «Голос Армении»: Иезуиты: кто стучит на Армянскую Церковь? 
  • 23:12 – Дональд Трамп считает Илона Маска одним из «великих гениев» мира 
  • 23:06 – «У меня нет сердца»: Маргарита Симоньян отреагировала на публикации о своей госпитализации 

Секты как электоральные игроки

Секты как электоральные игроки

Александр Амарян является лидером Народного фронта защиты национальных и духовных ценностей. Он наиболее информированный специалист в области всего того, что не очень видимо глазом – помогает опыт работы в спецслужбах - и при этом по возможности открыт медиа. И, поскольку секты активно вторгаются в электоральный процесс, попытаемся выяснить их влияние и возможности в благородном деле демократизации страны.

-Г-н Амарян, сколько сектантов действуют в Армении?

-У нас официально зарегистрировано 67 религиозных организаций, из коих 14 принадлежат традиционным конфессиям христианских церквей: это по нескольку организаций Армянской апостольской церкви, православной, католической и евангелистской. Остальные 53 – секты, не входящие в структуры традиционных конфессий. Сектантов же, по данным 10- летней давности, было 350 тысяч. Из этих сект только одна, отпочковавшаяся от Евангелистской – ортодоксальная евангелистская церковь – самофинансируется и не занимается прозелетизмом, т.е. стремлением затащить граждан в свои ряды. Проще говоря - вербовкой . Остальные все сидят на зарубежном финансировании и имеют разветвленную сеть филиалов. С разными центрами, но не исключено, что в самых верхах эти центры сливаются в один или тесно связаны.

-Что такое сектант и насколько он свободен в своем выборе? Он голосует сам по себе или так, как ему скажет его пастор или шеф?

-Если бы он сохранял индивидуальность, он бы не был сектантом. И это тоже электоральная технология – привлечение к голосованию пасторов, о чем я говорю уже 15 лет. Если у пастора нет жестких инструкций из центра – он вполне может пойти на сделку. И вам не надо заморачиваться, работая с сектантами и всячески агитируя их отдать вам свой голос. Как пастор скажет – так и будет. Причем на выборы пойдет вся секта. Грубо говоря, где выборы – там и секты, умело совмещающие свое участие в выборах с бизнесом.

-Вы имеете ввиду электоральные взятки?

Взятки – это мелочь. Я говорю о серьезном бизнесе. Наиболее выпуклый для нас пример – это Украина. В революции 2004 года на Украине активно участвовала харизматическая секта «Посольство Божье». Харизматическая – это когда она управляется лидером, как непосредственным представителем бога, так и самим богом, явленным сектантам в образе лидера. Т.е. бога Кузи. В данном случае бог Кузя был представителем Африки, и после выборов секта получила должность градоначальника Киева, коя была преподнесена Леониду Черновецкому. Были подарены за заслуги на выборах и иные должности. Черновецкий и иже с ним, конечно же, не только отбили все свои расходы на революцию, но и остались с хорошей прибылью. Правда, через 6 лет правления Черновецкий слинял в Грузию, сменил гражданство, так что прокуратура Украины не смогла вытребовать его к себе для дачи объяснений по поводу особенностей его управления городом.

У них был свой банк, множество организаций, одним словом мини империя по выкачиванию денег из страны победившей апельсиновой революции. Это – общая схема, и если вы пустили к себе секты для свершения революций, то что-то должны отдать на разграбление. Хорошо, если не все.

-Есть более близкие примеры?

-В Грузии 5 представителей секты «Слово веры» становятся членами правительства со всеми вытекающими отсюда последствиями. Правда, им дали на раграбление всего лишь год – таковы были условия договора.

Руководитель секты «Новое поколение» прямо сказал о своих целях – людям нужны хлеб и зрелища. Мы им это даем, но в ответ нам нужна компенсация. Насчет зрелищ понятно, насчет же хлеба – они что-то откидывают из своих благотворительных фондов, что потом восполняется сторицей.

-Из чего у них складываются материальные ресурсы?

-У нас здесь есть организация «Воины Христа». После ритуальных манипуляций члены секты продают свои квартиры, вручают деньги пастору, и он предоставляет им домик рядом с собой на окраине. Разница уходит на нужды секты или пастора – там не разберешь. «Белое братство» в Киеве использовало примерно те же, позаимствованные у спецслужб манипулятивные технологии. Это то, что можно назвать рэкетом. Но есть и другие, гораздо более скрытые источники финансирования. Вообще говоря, манипулировать сознанием не так уж и сложно, и Украина была в свое время полигоном, где оттачивали свое мастерство спецслужбы. Россия сильно проиграла США в этом жанре, просмотрев развал СССР, несмотря на то, что владела технологиями воздействия на сознание. Развал СССР практически свернул работы этого направления. На этот же период пришлась потеря грандов этого дела. Например, академика Смирнова, лаборатории которого к 2000-му году практически перестали существовать. Он, зная силу психотропного воздействия, пытался в 2000-м провести закон об информационно-психологической безопасности, но безуспешно. В то время как в США принято около 1800 нормативных актов в этой области, а разработкой методик скрытого психического воздействия на человека там занято более 140 институтов. Технологии обкатаны, так что внушение человеку того или иного решения может выглядеть как рутинный процесс. Не манипулируются только пьяные в доску, еще одна сложность – когда манипуляции угрожают инстинкту самосохранения. Его тоже можно преодолеть, но эти технологии сложнее и применяются только в подготовке террористов – камикадзе.

-Жуткая картина. Т.е. немного работы – и я проголосую за лошадь Калигулы в сенате?

-Если в это вложено достаточно средств. Именно дороговизна технологий в той или иной мере спасает нашу суть, вложенную в нас Создателем. Не удержусь от примера. В 1993 –м, во время событий у Белого дома, в болгарском порту пришвартовался корабль, начиненный аппаратурой воздействия на толпу через космос. Люди начали испытывать приступы немотивированной агрессии. В 2007-м, во время беспорядков в Грузии несколько сот участников митинга оказались в больнице с полной амнезией. Они не помнили, грубо говоря, куда они попали и где их вещи. Это пока то, что можно назвать психотропными экспериментами. И кто даст гарантию, что эти технологии из лабораторных не станут массовыми?

-От ваших слов волосы дыбом. Но прежде чем расслабиться и пытаться получить хоть какое-то удовольствие от психотропного воздействия, давайте вернемся к нашим сектам. Получается, что эти люди, в зависимости от серьезности связанных с ними планов, себе не принадлежат. Как они управляются?

-Тех, кто управляется единой рукой – это примерно 180000, с сетевыми центрами на Западе. Оставшиеся 170 000 делают свой бизнес. Их могут призвать под общие знамена, но могут и оставить в покое. Правда, и тут случаются эксцессы исполнителей. Например, основатель и руководитель имеющей контакты и в Турции, и в Азербайджане шведской секты «Слово жизни» Ульф Экман в 2014 –м перешел в католицизм, за что был объявлен бывшими сподвижниками сумасшедшим. Понятно, что эти контакты дают им возможность не только хорошо чувствовать себя в исламских странах, но и выполнять программы этих стран в Армении. Россия, Казазхстан сопротивляются иностранному вмешательству, мы же пока беззащитны. Кстати, совсем недавно Европейский суд обязал Армению выплатить 240 000 евро иеговистам. Будем платить и дальше, если не поставим законодательные заслоны деятельности сект. Или исполнять те, что уже существуют.

-Получается, что минимум 180 000 человек голосуют по приказу, и, поскольку народ это дисциплинированный, то состояние здоровья не учитывается. Приползет, но бюллетень свой бросит?

-Да, приказ есть приказ. Но среди этих 180000, которые являются отмобилизованным резервом, какая-то часть может уйти на вольные хлеба, создавая присутствие в других политических партиях, союзах, толпах и т.д. Как самостоятельная сила они не выступают, предпочитая внедрять своих членов в другие организации. Как это выяснилось недавно – и в правительство. Достаточно вспомнить недавний скандал, когда достаточно высокопоставленный член армянского правительства вынужден был уволиться.

-Что удивительно. При таком обилии агентов влияния могли и оставить…

-Могли, но предпочли избавиться, потому что реакция была довольно сильная. Нет человека – нет проблемы. И вообще, мы говорим о сектантах, которые голосуют по приказу, не сильно задумываясь – за кого? Но у нас есть и другие группы, которые тоже не очень свободны в своем выборе. У нас, правда, по их собственным подсчетам, около ста тысяч ЛГБТ-эшников, 46 000 психических больных и 40 000 официально зарегистрированных наркоманов. Да, единым фронтом и все вместе они не выступают. Тягу к сплочению выказывает сообщество ЛГБТ, психические сами по себе, наркоманов можно купить за дозу или шантажом. То есть о свободе выбора, тем более осознанного, здесь не может быть и речи. Это наиболее легко манипулируемая часть электората. Как она голосовала на выборах – сказать трудно, но что они были активными участниками митингов – это точно.

-Тем не менее, при обилии сектантов и легко манипулируемых групп населения выявляется некая закономерность. Наиболее высокий процент в поддержку оппозиционеров был при Левоне Тер-Петросяне и Николе Пашиняне. В одном случае люди голосовали против коммунистов, в другом – против Сержа Саргсяна. Это национальная особенность – активно голосовать не за, а против?

-Это технологии. Национальный характер не является иммунитетом против технологий. Потому что если грамотно подойти к вопросу, то и национальный характер можно использовать с тем, чтобы навязать свой выбор. Перед каждыми значимыми для Запада выборами здесь высаживается крупный десант эмиссаров, которые внедряются в управление выборами. У нас в Ванадзоре действует школа подготовки революционеров по примеру «Кхмары», «Поры», «Отпора» и др. Начинается подготовка пропагандистов и участников грядущего революционного процесса. Согласно учению Джима Шарпа. Молодежь вывозят за рубеж, ту, которая уже там, тоже вовлекают в процесс. Причем там это сделать легче. И к выборам или в канун революции у вас уже армия.

-Насколько абсолютна эта сила? Может ли при следующем акте массового народовластия толпа выбрать Сержа Саргсяна?

-Саргсяна нет, но его представителя – очень даже. А если градус возмущения толпы Пашиняном будет высок – то и у Сержа Саргсяна появятся шансы. Опять же с применением технологий. Причем тут могут на процесс влиять не только Запад, но и Россия, которая набралась достаточно опыта. Вопрос в том, насколько для нее это важно. Но революции могут быть инспирированы не только известными центрами силы.

-Кем-то еще?

-Да. Например, наркокартелями, находящимися под контролем сильных игроков. Наркотики – это вообще мощный канал воздействия на внутреннее устройство государства. Шах Ирана в свое время отказался пропускать через Иран наркотики, и в 1979 году у них произошла революция. В наркотрафике задействованы очень мощные силы, наркотики позволяют держать народы в подчинении, и потому у них в активе не только экономические и коррупционные способы воздействия, но и сами что ни на есть революционные. И если хорошо проследить наркотрафик и революции, то можно проследить определенные связи. Это хорошо контролируемый процесс, и не учитывать его просто глупо. Вам сказать еще о биолабораториях, действующих в Закавказье?

-Нет, спасибо! Дайте переварить то, что вы уже сказали. Это ж какие титанические усилия надо будет приложить, чтобы хотя бы часть электората сохраняла ясность ума и твердость памяти? Отфильтровать электорат, поставить заслоны психотропным воздействиям, выставить требования претендентам на власть, само отправление власти сделать внятным… Возможно ли?

-Со временем какую-то часть проблем можно будет решить. Но прежде всего нужно знать предмет. Именно в нем, точнее, в одной его части, мы и пытались разобраться. Демократия само по себе мало что значит, если не ведет к эффективному управлению.


Арен Вардапетян

Источник:

Источник: NovostiNK

Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
Мы в соцсетях