Арестованный принц-миллиардер Ал-Валид, возможно, неправильно истолковал терпимость к инакомыслию в собственной стране. К такому выводу, размышляя о причинах ареста Ал-Валида, приходит журналист Bloomberg   Эрик Шацкер, вспоминая свой последний ужин с принцем в пустыне за пару дней до его ареста.

Шацкер, который взял у принца не одно интервью и был вхож к нему в дом, пишет, что ничего в поведении Ал-Валида в их последнюю встречу не говорило о том, что он догадывается о том, что его ждет. «Даже если и догадывался, то не подавал вида», — пишет Шацкер.  Размышляя о возможных причинах его ареста, Шацкер вспоминает об одном инциденте в феврале 2015 года, всего через несколько недель после восхождения на трон короля Салмана. «В течение многих лет Ал-Валид, любимый племянник покойного короля Абдуллы, планировал открыть телеканал на арабском языке, который представлял бы новости с более открытой точки зрения, чем другие в регионе. Он назвал канал «Alarab»  и основал его в Бахрейне.

В первый день своей работы телеканал  был закрыт по приказу правительства Бахрейна и никогда больше не возобновлял работу. Власти  Бахрейна заявили, что программы «Alarab», одна из которых  включала интервью с оппозиционным политиком, не смогли «принять во внимание усилия, направленные на преодоление экстремизма и терроризма в регионе и во всем мире». Это было признаком того, что Ал-Валид неверно истолковал терпимость к инакомыслию в  Бахрейне,  и, что более важно, в Саудовской Аравии, ее соседе и экономическом спонсоре», — считает Шацкер, которому так и не удалось связаться с принцем после его ареста.

Ал-Валид всегда гордился тем, что сам заработал свое состояние, и что его бизнес не зависел от нефти.  Журналист отмечает, что в ходе одного из интервью Ал-Валид отметил, что планы наследного принца Мохаммеда по сокращению зависимости Саудовской Аравии от нефтяных доходов, сокращения бюджетного дефицита и привлечения большего объема иностранных инвестиций «очень приветствуются и поддерживаются мной лично». Позиции Ал-Валида  по социальным и экономическим вопросам, похоже, совпали с нынешней модернизацией во главе с 32-летним наследным принцем Мохаммедом бен Салманом. Тем не менее, это не спасло его от ареста.

Возможно, королевская семья испугалась, что сын Красного принца может в какой-то момент стать неуправляемым?

Его отец Талал ибн Абдул-Азиз Аль Сауд —  сын первого короля Саудовской Аравии Абдул-Азиза. Также известный как Красный принц. Талал отличается в своей династии либеральными убеждениями и борьбой с консервативной политикой государства. С 1958 по 1964 год Таляль возглавлял либеральное движение «Свободные эмиры».

Как утверждает  Джон Россант в своей статье «The return of Saudi Arabia's Red Prince» ,  матерью Талала, предполжительно, была армянка  Мунаийир, семья которой бежала из Османской Турции, спасаясь от Геноцида. Как пишет Россант,  Мунаийир в 12 лет был представлена ( или подарена)  45-летнему королю Абдул-Азизу. Через три года она родила ему первенца Талала, который скончался спустя три года.  В 1931 году Мунаийир родила Абдул-Азизу ещё одного сына, который по бедуинской традиции получил имя умершего старшего брата. Мунаийир была обращена в ислам и всю жизнь оставалась неграмотной. Считается, что она была одной из любимых жен короля Абдула-Азиза, который официально женился на ней в 1940-ых. Она  умерла в декабре 1991 года.

Талал в разные годы занимал пост министра связи, а также министра финансов. Однако с 1960-ых после формирования движения «Свободные эмиры» Талал  открыто критиковал саудовский режим. В результате его паспорт был изъят, имущество конфисковано, а некоторые из его сторонников в Саудовской Аравии были арестованы. Ливанское правительство во избежание проблем с Эр-Риядом постаралось избавиться от Талала и его «Свободных эмиров», и те отбыли в Египет. Там принц встретился с президентом Гамалем Абделем Насером и опубликовал книгу, где защищал конституционные реформы, объявляя социализм главным принципом ислама. Так, за принцем Талалем закрепилось прозвище «Красный принц».

Неисключено, что  свои либеральные для Саудовской Аравии взгляд Ал-Валид унаследовал от своего отца.

К примеру, его жена Амира, не только не является особой королевских кровей, но она к тому же первая саудовская принцесса, отказавшаясся носить традиционную абайю в обществе. Принцесса является вице-председателем совета попечителей фонда Al-Waleed bin Talal Foundation – международной некоммерческой организации, поддерживающей программы и проекты по борьбе с бедностью, последствиями катастроф, поддерживающей права женщин и межконфессиональный диалог.

Кстати, встретила она своего принца, когда ей было 18.  Она взяла у принца интервью для школьный газеты. Он был страше нее на 28 лет, однако пару это не остановило. Амир и Ал-Валид вместе уже 12 лет, однако детей у пары нет.

Любопытно, что  Ал-Валид вегетарианец и предпочитает низко-калорийные продукты. Его гостям всегда подают на ужин блюда четырех кухонь: саудовской, ливанской, «западной» — итальянской или французской, а также диетические блюда. Кроме того, он никогда не пропускает новости, смотрит их постоянно, даже в автомобиле, при этом одновременно на нескольких экранах.

Related Posts

Create Account



Log In Your Account