Удастся ли США подорвать «закавказский пороховой погреб»

Станислав Тарасов,
14 декабря 2017, 14:03 — REGNUM
  

Директор Центра глобального образования Чепменского университета Джейм Койл в интервью информационному порталу «Вестник Кавказа», комментируя ситуацию в Закавказье в контексте перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта, заявил, что «вряд ли конфликт может быть урегулирован в ближайшем будущем». Указываются причины.

«Минская группа ОБСЕ сейчас в тупике, она не выдвигает новых идей где-то с 2000 года, когда состоялась встреча Роберта Кочаряна и Гейдара Алиева в Ки-Уэсте, где серьезно прорабатывался план действий, — говорит Койл. — Прошло 17 лет, но стороны так и не выполнили условия того плана под эгидой Минской группы. Я думаю, из-за отсутствия идей у текущего состава сопредседателей МГ ОБСЕ в их число можно включить Евросоюз, Германию и Турцию. Турция будет весьма интересным выбором, ведь она могла бы работать с обеими сторонами конфликта. Турция исторически имеет дружественные отношения с Азербайджаном, а с Арменией она вела переговоры о налаживании контактов в начале первого президентского срока Барака Обамы. К сожалению, в итоге ничего не получилось, но факт остается фактом — переговоры велись, а значит, Анкара могла бы быть посредником между Баку и Ереваном».

В состав сопредседателей Минской группы входят и США, значит, упреки напрямую могут быть адресованы и Вашингтону. Но что по этому поводу заявляет Койл: «Будем откровенны, Южный Кавказ не является приоритетным вопросом для Америки. Несмотря на то, что нам бы хотелось, чтобы конфликт был разрешен, я думаю, сейчас американскую администрацию намного больше занимают такие проблемные регионы, как Сирия и Ирак». Другой американский эксперт, директор Института Центральной Азии и Кавказа (США) и соучредитель Института политики безопасности и развития (Стокгольм) Сванте Корнелл в статье, опубликованной в The American Interest, утверждает, что американцы «утратили рычаги давления и доверие в беспокойном регионе, зажатом между Россией, Турцией и Ираном», подразумевая Закавказье.

Он объясняет это тем, что данный «клочок земли с населением примерно в 20 миллионов человек никогда не был в США объектом специальных исследований». Его просто включили в так называемый «Большой Ближний Восток». Теперь американские эксперты считают, что обозначенный «географический нюанс» сыграл для Вашингтона и его западных партнеров «злую шутку». По мнению Корнелла, американцы даже в период, когда располагали значительным влиянием во всех трех странах, не имели отдельно азербайджанской, армянской или грузинской политики, «переплетая ее с геополитикой стран Ближнего Востока».

В результате, когда в 2015 году в Сирии появились ВКС России, Пентагон стал рассматривать эту акцию как «заход в их геополитический тыл», поскольку война шла «в нескольких сотнях миль к юго-западу от Закавказья, на расстоянии, равном дальности полета крылатой ракеты». Более того, три державы — Россия, Турция и Иран, окружающие Закавказье — оказались вовлеченными в сирийский кризис, а участие Анкары в так называемой «арабской весне» и сирийском кризисе, по оценке Корнелла, «усугубило и произошедшие с Турцией метаморфозы, погрузили ее в смуту», подставив под сомнение возможности этой страны выступать в роли надежного партнера США в ходе реализации американской ближневосточной политики.

В этой связи некоторые американские эксперты призывают администрацию Трампа сделать сразу два шага: изменить позицию в отношении женевского переговорного процесса по сирийскому урегулированию, а также «расширить роль США в Минской группе. В случае возражений со стороны России выйти за рамки этого формата». То есть фактически завязать в единый узел ближневосточные конфликты с нагорно-карабахским. В таком случае Вашингтон, опять-таки, по мнению американских экспертов, должен вступить на путь преобразования Закавказья, превратить его в плацдарм, с опорой на который можно было бы «решать наступательные задачи на Ближнем Востоке». Но это представляется маловероятным сценарием.

Другое дело, если, как прогнозирует старший научный сотрудник и заместитель директора программы по России и Евразии в Центре стратегических и международных исследований (Вашингтон) Джеффри Манкофф, «удастся взорвать закавказский «пороховой погреб», как это было в первый раз в августе 2008 года, во второй — в апреле 2016 года. Оба конфликта потушили, первый — российская армия, второй — российская дипломатия. Но шанс ввести в жесткий клинч Азербайджан и Армению, воспользоваться этим для укрепления своего влияния в регионе у Вашингтона пока есть. На американском столе стратегических разработок в отношении Ближнего Востока имеются планы ведения масштабных и локальных военных компаний, по результатам которых США и их партнеры рассчитывают получить более сильные позиции «на выходе региональных процессов».

Речь идет и о Закавказье. В то же время объективно нынешняя траектория в регионе меняется в контексте укрепления позиций России на Ближнем Востоке. Для Москвы, если рассматривать позицию с точки зрения американской карты «Большого Ближнего Востока», Закавказье становится тылом, тогда как для Вашингтона и партнеров этот регион перестает быть буфером, становится зоной прямого соприкосновения, в том числе, возможно, и военного, с Россией. Поэтому на данном этапе для США какие-либо варианты карабахского урегулирования не имеют особого значения.

Аналитический центр Stratfor в этой связи рекомендует Вашингтону действовать более решительно, так как «такие бывшие советские республики, как Грузия и Азербайджан по мере изменения обстановки на Ближнем Востоке, в США и Европе демонстрируют намерения пересмотра своей внешней политики, чтобы держать все свои возможности открытыми». Посмотрим, что дальше.

regnum author
Станислав Тарасов

Post Author: Admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *