Станислав Тарасов,
9 ноября 2017, 12:30 — REGNUM
  

Посол США в Азербайджане Робер Секута выступил с заявлением: «Я недавно был в Вашингтоне и обсудил с новым сопредседателем Минской группы ОБСЕ Эндрю Шефером возможные меры для продвижения процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Для мирного урегулирования конфликта мы продолжаем оказывать помощь лидерам ведущих стран. После прихода к власти в США новой администрации были приняты решения относительно того, в какой форме следует продолжать данный процесс. Также было принято решение о назначении нового сопредседателя в МГ ОБСЕ. Мы продолжаем работать в этом направлении».

Говоря о встрече президентов Азербайджана и Армении в Женеве, посол отметил, что это очень позитивный шаг и должно быть продолжение таких шагов: «Сопредседатели продолжают работу в этом направлении. Ведется работа по встрече с министрами иностранных дел, и продолжается работа для продвижения процесса вперед, чтобы достичь мирного урегулирования конфликта». Это заявление Секуты многие азербайджанские СМИ, и не только они, оценивают в категориях «администрация Дональда Трампа приняла решения относительно переговорного процесса по урегулированию карабахского конфликта». Действительно, посол не стал скрывать, что в Белом доме обсуждался вопрос о формате переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Но он отказался рассказать, в каком направлении шло это обсуждение.




3

Встреча Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в Женеве. 16 октября 2017

Встреча Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в Женеве. 16 октября 2017

В данном случае существует только два сценария. Первый: после апрельской войны 2016 года появилась возможность изменить формат переговоров через приглашение Степанакерта. Такой ход событий предполагал получение на это согласия Баку и Еревана, против чего вряд ли выступили бы сопредседатели Минской группы. Хотя бы потому, что если Баку все же примет условия Венских и Санкт-Петербургских соглашений, предусматривающих введение на линии соприкосновения конфликтующих сторон системы мониторинга и международных наблюдателей, то участие в этом процессе Степанакерта даже на так называемым техническом уровне неизбежно. Однако публично Азербайджан и Армения, выступая с противоположными заявлениями относительно будущего Нагорного Карабаха, тему участия его в переговорном процессе старательно избегают. Между тем сопредседатели МГ ОБСЕ посещают Степанакерт, что можно воспринимать как косвенное участие его в переговорах.

Второй сценарий: Баку выступает с резкой критикой деятельности Минской группы, сопредседателей именует «гастролерами, которые не могут добиться значимых успехов в деле мирного урегулирования». И более. После того, как Ереван стал членом ОДКБ, Баку начал заявлять, что Россия является — по определению — союзником Армении и теряет статус равноудаленного посредника. При этом Азербайджан и Францию считает «проармянской» стороной, уверяя, что политику Парижа по нагорно-карабахскому конфликту определяет исключительно «армянское лобби». Что касается США, то президент Азербайджана Ильхам Алиев рассчитывал, что президент Дональд Трамп займет особую позицию, учитывающую роль Баку в выстраивании энергетических и транспортных коммуникаций в обход России. Но ничего такого не происходит и вряд ли произойдет в обозримом будущем.

Тем не менее, утверждает бакинский политолог, руководитель проекта The Great Middle East Али Гаджизаде, Азербайджан по-прежнему считает, что формат МГ ОБСЕ себя полностью исчерпал и Баку следует добиваться следующего: а) либо увеличения числа сопредседателей с включением сюда Турции (как союзника Азербайджана) и Великобритании (как крупной и адекватной европейской державы) с обязательным исключением Франции; б) либо полный отказ от ОБСЕ и формата сопредседательства с возвращением карабахского вопроса под эгиду ООН. Теоретически можно было предполагать возможность повышения статуса Турции в Минской группе до уровня сопредседателя, но только в случае ратификации Анкарой подписанных в октябре 2009 года Цюрихских протоколов, предусматривающих восстановление дипломатических отношений с Арменией и открытие границ между двумя странами. Но сейчас такая комбинация на практике невозможна, хотя президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что намерен в ходе своего предстоящего визита в Москву обсудить с российским коллегой Владимиром Путиным карабахское урегулирование.

Обсуждать, конечно, можно, но предложить конфликтующим сторонам устраивающий их какой-либо проект Анкара не может, так как сама скована событиями на Ближнем Востоке. Если же оценивать возможности возвращения карабахского вопроса под эгиду ООН, то страны — сопредседатели МГ ОБСЕ являются постоянными членами Совета Безопасности ООН и вряд ли будут стремиться к изменению существующего формата. Заявление посла США в Азербайджане Секуты это еще раз подтверждает. Таким образом, статус-кво в зоне конфликта остается прежним, что подтвердил и министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров в ходе своего официального визита в Швецию. Вот почему складывается устойчивое ощущение, что Баку и Ереван в переговорном процессе двигаются по замкнутому кругу, то расходясь в разные стороны, выступая с самыми интригующими заявлениями, то сходятся вновь в одной точке на Минской группе.




2

Остатки военной техники в Нагорном Карабахе





Ondřej Žváček

Остатки военной техники в Нагорном Карабахе

После заявления посла Секуты на нет сводятся ожидания Баку в отношении того, что администрация Трампа — в отличие от прежней администрации — будет более инициативной в вопросе разрешения карабахского конфликта. Подходы Вашингтона не изменились, Баку и Еревану по-прежнему предлагается принять базовые элементы одним пакетом. С этим на данном этапе согласна и Москва. Как сообщается, в ближайшие дни президент Армении Серж Саргсян отправится в Россию с рабочим визитом. Сопредседатели МГ ОБСЕ планируют организовать встречу глав МИД Азербайджана и Армении до конца года, а до того проведут консультации с министрами по отдельности. В настоящий момент российский сопредседатель вместе с американским и французским коллегами ведет работу над местом и датой консультаций. Конечно, стороны, помимо взаимоотношений между собой, остановятся на перспективах урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Что-то нам подсказывает, что дело может сдвинуться с существующей точки, ведь переговоры на этом направлении заметно активизировались. Рождается какая-то новая схема урегулирования. Будем ждать, если, конечно, движение вперед снова не окажется круговым.

regnum author
Станислав Тарасов
Related Posts

Create Account



Log In Your Account